60%
IMPETUS
c r o s s o v e r
правила
навигация
сюжет
роли
гостевая
реклама
.

Attention!!

Грядет осенняя уборка на Бесе! В связи с этим мы приостанавливаем прием новых игроков и закрываем некоторые разделы форума. Дорогие игроки, для вас оставлены темы флуда и игры - развлекайтесь и ждите, уже скоро вы увидите совершенно новый Импетус!

IMPETUS crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » IMPETUS crossover » Time Lapse » is she with you?


is she with you?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

...
❛❛ IS SHE WITH YOU? ❜❜
ALIEN VERSUS PREDATOR
http://funkyimg.com/i/2frsU.png
MATT MILLER   AS   LEX WOODS   ,   JOKER   AS   SCAR

http://coolstorycross.f-rpg.ru/files/0016/48/21/53855.pngАлекса Вуд с самого начала не хотела принимать никакого участия в экспедиции не просто в Антарктику, а вглубь ее многовековых льдов. Ее напрягала и срочность, и сложность, и бессмысленность этой процедуры, не говоря уже о том, что она вообще сомневалась в значимости и уникальности находки корпорации, которая брала всех на деньги, понты и слабо. Тем не менее, увиденное в самом деле сначала потрясло девушку, а потом заставило желать проснуться в своей теплой постельке, потому что, сама того не желая, она оказалась в эпицентре битвы между инопланетными тварями, выбравшими Землю в качестве одного из своих тренировочных полигонов.
...

+1

2

Страх, адреналин, отчаянье: эти чувства ведут меня вперёд. Только они.

Страх не позволяет оставаться на месте. Он гонит меня вперёд, заставляет оглядываться по сторонам. Паранойя отвратительная, но в ситуации, в которой оказалась я - паранойи не существует. Тут правда из тени может выскочить монстр. Из друга, правда, может выскочить челюсти, способные тебя сожрать за считанные секунды. За мной следует, в самом деле, чудовище. Стены, в самом деле, двигаются сами по себе. И да, ЗА МНОЙ СЛЕДЯТ.

Адреналин позволяет сдерживать страх, что бы он ни дошел до стадии паники. Он предаёт мне силы, готовность убивать. Заставляет уверенней сжимать в руках оружие, не смотря на то, что я напугана до смерти. Не смотря на то, что я боюсь каждой тени, адреналин заставляет меня держаться за остатки разума и сражаться.

Отчаянье, заставляет меня сражаться, как в последний раз, не думать о последствиях. Я не думаю, о том, что я смогу пережить эту ночь. Но я должна сделать всё, что оставшиеся из моей группы пережили это. Я их, мать вашу, проводник. Я ОТВЕЧАЮ ЗА ИХ ЧЁРТОВЫ ЖИЗНИ! И Я БУДУ СРАЖАТЬСЯ, ЧТО БЫ, ЧЁРТ ВОЗЬМИ, ХОТЯ БЫ КТО-ТО ВЫЖИЛ ИЗ ВЕРЕННОЙ МНЕ ГРУППЫ ЛЮДЕЙ.

Эти чувства сводят меня с ума. Разжигает во мне, чёртов огонь, и я иду вперёд. Странное ощущения, никогда я не чувствовала ничего подобного. Меня трясёт от страха, или от экстаза. Я не могу понять свои ощущения, лишь свою задачу. Наверно, это хорошо, посторонние мысли стали бы помехой.

Дьявол! Похоже, я схожу с ума. Хм... интересно, плохая ли это новость? Наверно здесь выживет лишь безумец.

Девушка сжимала руку Себастьяна. Только эта, слабая связь, не позволяла повернуть назад. Она чувствовала, как тяжко было мужчине подгонять её вперёд. Тяжко, потому, что нелегко оставлять позади человеческие жизни, особенно, если человек намеренно отдаёт её за малейший шанс на ваше спасение. Ничтожный шанс.
Вуд не сомневалась, что Вейланд задержит чудовище настолько долго, насколько только способен. Увы, но тут время измеряется в чёртовых секундах, а не минутах. Он остался позади, что бы Себ  и Лекса могли бежать, а не тащиться с ним. Он понимал, что более бежать не может, он лишь может подарить немного времени.

Больно, чертовски больно, оглядываться назад, и понимать, что человек, напоминавший ей отца, там погибает от оружия чудовища. Единственное, что утишает, это разговор, что произошел ранее. Алеса рассказала Вейланду про своего отца, и про его самоотверженность. Про их гордое сходства, которое может привести к трагическому концу. "И что он на закате жизни вспоминал? Боль? Или то, как пил шампанское с дочерью, на высоте 4040 метров?" Не сложно догадаться, что именно Вейланд вспомнил на закате собственной жизни. Точно то, что он был один из тех, кто нашел пирамиду, и что он дал шанс выжить тем, кто был рядом с ним. До последнего вздоха, он будет помнить, то что он был героем, и Вуд тоже этого не забудет. Если ей удастся выжить, она всем расскажет, что произошло с экспедицией, она всем расскажет что Вейланд погиб смертью героя.

Запищал будильник на наручных часах, и парень тут же остановился с криком: "стой". Кричать было лишним, так как девушка и так бы почувствовала, что напарник остановился, но посвей видимости Себастьян был слишком взволнован, что подумать о логичности своего крика. Лекс с радостью остановилась, она уже устала убегать, а так хоть можно было отдышаться. Можно было и нельзя. Чудовище ведь по-прежнему идёт за ними, если другие твари не повылазили и не напали на него. Только трудно поверить в подобное везение, к тому же не было слышно звуков борьбы позади. Тех тварей тоже не было видно, к счастью для них. Ксеноморфы быстрее и ловчее яутов. Если бы они пробегали мимо этих рептилий, они бы это почувствовали, прежде чем встретиться со своими предками.

Не успела проводница перевести дыхание, как кол начал подымается куда-то вверх, а стены начали двигаться. Снова перестроение чёртовой пирамиды. Девушка бегло осматривалась по сторонам в надежде заметить хоть что-нибудь, что помогло бы им избежать смерти. Одно неверное движение и их попросту раздавит каменными блоками.

— Сюда! — Первым сориентировался Себастьян. Оставалось только надеяться, что он не ошибся в выборе пути. Они побежали назад, что могло означать только одно - где-то по близости хищник, и на этот раз, он скорее всего не упустит больше свою добычу.

Пробежав один небольшой зал проклятой конструкции, они свернули на права. Проход буквально на глазах смыкался. Однако выбора иного не было. Либо быстро перестраивающийся проход, либо встретиться вновь со своим преследователем.

Перспектива быть раздавленным, радовала куда больше, чем сразиться с инопланетным войном. Им оставалось только бежать. Спешить, как можно скорее. Проход ­­­почти сомкнулся.

Чёрт! Чёрт! — Как никогда чувствовалось, что время исчезает, подобно воде ускользающей сквозь пальцы. Позади чудовище, ловушки впереди и катастрофически не хватает времени, что бы хотя бы перевести дыхание.

Леса наступила на фреску, надеясь от неё оттолкнуться и удачно забраться наверх, но не тут та было. Допрыгнуть нормально не удалось. Алекса зацепилась, но это всё на что она сейчас была способно. В мыслях прозвучало "Это конец", и в этот же момент, девушка почувствовала, как Себастьян подтолкнул её вперёд. Цепляясь за собственную жизнь, девушка начала подтягиваться вперёд. Стена, которая постепенно закрывала проход, была когда-то некоторое время, похоже, полом. Перелезть на ту сторону не предоставлялось возможности, так легко, как хотелось бы, придётся ползти. Проводник оглянулась назад, она ничем не могла помочь Себу, только помешать. Впрочем, он не нуждался в помощи. Мужчина сам смог забраться наверх. Единственное, чем это она могла помочь, так не тормозить и лезть вперед, не оглядываясь назад.

— Вперёд! Вперёд! — Подгонял Роза, как будто девушка нуждалась в личном приглашении. Возможно, он произносил эти команды не для Лексы, а для самого себя, что бы ориентироваться в этой преисподней, в которую они попали по приглашению.

Вуд переползла и довольно быстро оказалась в соседнем зале.

—Не оставайся "позади", умоляю тебя. — взмолилась Алекса и оглянулась назад. За считанные секунды, Себ смог выбраться из смертельной ловушки. А ведт в голову успели прийти жуткие мысли о том, что его всё-таки придавит этим чёртовым блоком.

— Можно перевести дыхание.   — Пронеслась успокаивающая мысль. И в этот же момент, словно протест, возле самого лица пронеся диск с острыми лезвиями по бокам. — Нет, пожалуй, нельзя.

Роза сильно ударился, когда слазил с полой ставшей прочной стеной. Девушка тут же подбежала, что бы помочь подняться парню на ноги, осмотреть его раны и ссадины. Себастьян тяжело дышал, жмурился, когда свет фонарика слепил ему глаза. Это успокаивало. Очень даже успокаивало. Глаза нормально реагируют на свет. Отдышка шла только из-за длительного бега. Да и сам парень двигался, не жалуясь ни на что.

Чувство всё ещё было, что нужно бежать, срочно бежать со всех сил, куда глаза глядят. Сердце продолжало колотиться, внутри всё пульсировало. Хотелось бежать, но сейчас это нельзя было. Ибо можно было выдать себя чудовищам, что окружали их, не говоря о том, что  можно было активировать чёртовы ловушки, в которых они сгинут бесславной смертью трясясь от страха, каждый раз, когда в дали слышался странный звук.

Делая глубокие вдохи и выдохи, стараясь держать свои чувства под контролем. Или покрасней мереи некоторые из них. Леса посвятило в сторону, куда примерно должен был приземлиться диск, что просвистел с огромной скоростью, чудом не задев Себасьяна. Дыхание на мгновение замерло, когда они увидели оружие монстра. Этот самый "диск" глубоко вошел лезвиями в каменный блок. Вуд передёрнуло, как только она представила, что было бы с головой Себастьяна, если бы этот "диск" достиг цели.

— И как я себя позволила обмануть. Втянуть себя во всё это. Я, чёрт возьми, отказалась. Сказала, что меня это не интересует.  И они даже приняли. Они не могли меня удержать. Меня ждал чёртов вертолёт, что бы отвезти меня домой. В тепло, к камину, к пледу, к кружке горячего чая и  интересной книги. НО НЕТ! Щенячье глаза и чёртова фраза заставили меня передумать. "А с Вами у нас было бы больше шансов выжить?". Господи. Зачем, зачем я осталась. Может это был чёртов блеф, и они не пошли бы с проводником-недоучкой? Или бы пошли. Этим богатым ублюдкам всегда не хватает денег, сколько б миллиардов у них не было. Им нужно было открытие и они плевали на людей. Наверно без меня они просто раньше бы погибли. Чёрт. Почему я их не уберегла? Почему я не могу понять, есть ли в этом моя вина, или нет её? Был ли у меня шанс остановить их, или же нет? — Самобичевание, подобно омуту затягивал все мысли в бездну. Весьма спорная причина для того, что бы изводить себя, но для некоторых и этого хватает. — Они доверили мне свои жизни, а я их подвела. Нет... нет... Не об этом я думаю. Есть ещё за кого побороться. Мы должны выбраться от сюда.

Лекса старалась передвигаться, как можно тише. Она знала, что хищник буквально где-то за стеной. Не хотелось бы привлекать к себе внимание. Не хотелось бы идти вдоль стены и встреть его, из-за собственной глупости. Кто знает, где открылся проход, вместо того, который захлопнулся. К тому же, мало ли есть какие-то "окна" между помещениями, расщелины, через которые он бы смог закинуть свой "диск Смерти".

Стало так тихо, что стало страшно дышать. Себ молчал, и это было почти хорошо. Обстановка была слишком мрачной, что тишина напрягала, но ведь и шуметь нельзя было. Алеса вздрогнула, когда услышала звуки железа, шум, словно кто-то упал. Сердце камнем застыло. Медленными шагами, девушка шла на звук. Что её ждёт там, она не знала наверняка. Может кто-то из её группы остался жив и им нужна помощь. Может они пытаются бороться. Это возможно, хотя и маловероятно, потому, что звук исходил из теоретического места расположения яута. Врага всегда желательно держать на виду, что бы ни позволить ему подобраться к тебе с тылу, что бы ни позволить застать тебя врасплох.

Подходя ближе к источнику шума, девушка уткнулась в стену, в которой было небольшое отверстие. Сложно было назвать это "окошком", но вид был из него не такой уж и плохой. За стеной в самом деле был их преследователь, а рядом валялись трупы различных тварей. Только подумать... Это существо так просто разделалось столь быстрыми и ловкими рептилиями. По телу пробежали мурашки. Всего на мгновение девушка представила себя на их месте, и эта картина не покидало сознание более.

— Скорее сюда. — Произнесла Лекс, не своим голосом, и лишь раз перевела взгляд с яута. Это существо делал несколько странные вещи. Правильней будет сказать, ритуальные вещи. Что-то вроде дани уважения, или ритуал посвящения. Было столь интересно, сколько и страшно. Позже Роза выскажет свою теорию по поводу ритуала. Очень убедительную теорию. Вуд приняла её на веру. А ещё спустя несколько минут, Себ расскажет историю, которая была скрыта в древних письменах.

История занимательная, только перспективы не радовали. Выходит, если яуты проиграют сражения, они взрывают вместе с собой не только чудишь, но и целую цивилизацию. Счёт был не на их стороне. Охотник, похоже, остался всего один, а этих тварей... кто знает.  Единственный шанс спастись и спасти, это помочь войну завершить свой обряд.

Сложно осознать и принять тот факт, что следует объединится с тем, кто уже убил не мало людей. Однако другого выхода Леса не видела. Они не выстоят против двух противников одновременно, не говоря о том, что они лишь временно в безопасности, если можно было место окруженное монстрами - назвать безопасным.

— Когда плита сдвиница — нам конец.   — Произнёс Себастьян. Он был чертовски прав. Враги фактически за стеной, они в западне. Выхода из помещения не было на данный момент, но когда появиться, хищник придёт за ними, он знает, где они находятся сейчас. Весьма сомнительно, что он оставит свою добычу жить долгую и беспечную жизнь. Огромные рептилии, быстрее их, и они лучше ориентируются.

— Нужно изменить тактику.   — Вуд не верила собственным ушам, что сказала это. Изначально она даже не думала это предлагать. Да, это довольно хороший ход в их ситуации, но очень рисковый. Он может им не дать шанса даже пискнуть что-то в ответ.

— В каком смысле? - Переспросил француз. Девушка перевела дыхание, прежде чем продолжить свою мысль.

— Эта пирамида, как тюрьма. — Каждоё слово давалось тяжело, голос предательски дрожал. — У нас оружие хозяев. Эти твари разбежались по щелям.   — Алекса наблюдала за тем, как менялось ворожение лица Себастьяна. — Что бы навести порядок, охране нужно оружие. Плита сдвиница, и мы вернём ему оружие. — План Себастьяну не нравился. Очень не нравился. Очень-очень не нравился. Лекс прекрасно понимала почему. Этот план одно сплошное безумие. Слишком много "если", замешано в нём. Однако сейчас речь шла не только о их жизнях. Это безумный план, самое адекватное, что можно попытаться сделать. Не только ради себя, ради всех, кто может погибнуть.

Будильник снова запищал на ручных часах. Это говорило лишь о том, что пирамида вновь будет перестраиваться. Время пришло, для безумия, смерти, действий. Зашумели плиты. Вуд с трудом сдерживала слёзы. Возможно это её последние минуты жизни. Себастьян посмотрел на свою спутницу, он тоже до смерти напуган.

Лекса словно завороженная смотрела на механизм в форме тарелки сделанную из золота. Там были какие-то символы, какие-то демоны. Наверно стоило отвести взгляд в сторону, но она не могла. Странно, вместо того, что бы хвататься за что-то хорошее и доброе, вспоминать свои достижения, в такой момент, в голову лезли отвратительные мысли. Как бороться с чудовищами, когда у самого в сознание поселилось такое.

За спиной раздался шум. Девушка оглянулась назад и увидела, как открылся проход.

— Идём искать друга. — С уверенностью в интонации произнесла Алекса. Девушке потребовалась много моральных сил, что бы произнести это уверенным и спокойным голосом. Себастьян должен был вдохновиться этой фразой, или хотя бы немного расслабить нервишки. Пусть хоть на мгновение предположит, словно у них всё подконтролен.

Не уверенно, но они всё-таки пошли вперёд, стараясь не оглядываться. В полной тишине было настолько страшно, что девушка решила зависти бессмысленный разговор. Этот разговор успокаивал, хотя был не о чём, и к сожалению быстро закончился. Сложно поддерживать разговор когда шугаешся каждой тени. Стоило подвинуться вновь плитам, так они оба тут же вздрогнули и обернулись. Что-то внутри требовало бежать и не оглядываться, похоже, это страх. Но любопытство велело посмотреть. А осторожность не спешить с выводами и действиями.

Плиты начали двигаться с разных сторон, но для перестройки пирамиды было слишком рано. Голос страха уже начал сраваться. Даже осторожность начала намекать, что надо сваливать, но ещё не могла определить в какую именно сторону лучше бежать. Стало лишь понятно куда бежать когда появился ксеноморф и зарычал.

— Бежим! — Воспользовался навыками комментатора Себастьян.

Лекса бежала так быстро как только могла. То что за десять минут она смогла более - менее отдохнуть - была хорошая новость, а вот плохая новость стала видимой лишь через несколько секунд. Впереди был разрушенный мост. Первым с разбега прыгнул Себ, и вполне успешно. Могло быть конечно и лучше, но он допрыгнул, не стоит придерется поэтому. Вуд так же с разбега прыгнула, однако немного не допрыгнула. Алеса едва успела ухватится за выступ, он начал обваливаться. Такое в практике скалолазов бывает и не раз, поэтому девушка не растерялась и начала хвататься за соседний блок. Однако и он начал обваливается. Лекс не сдавалась, она цеплялась как могла, но мост продолжал обваливаться.

— Это конец! — Промчалась мысль. Далее все пошло словно при замедленной съемке. Появился Себастьян. схватил её за руку и потянул к себе.

— ЛЕКС! — Выбил из транса крик мужчины. — Давай!

Вуд ухватилась второй рукой за то, что осталось от моста, и начала подтягивается. Девушка более менее собралась с мыслями, когда увидела, как тварь прыгнула в миллиметре от напарника. Ксаноморф издал крик и укусил не о чем не подозревающего Себастьяна. Одно мгновение, и он оказался возле напарника. Одно мгновение и напарник держится за остатки моста. Одно мгновение и он с криком падает куда-то в бездну. Одно мгновение меняет всё.

Проводник ухватилось второй рукой за выступ, начала ногами помогать подтягивается и наконец, ей осталось совсем мало усилий что бы полнятся. Но прежде чем, подняться, Алеса хочет увидеть эту тварь. Только видимо эта тварь удовлетворенная убийством, спряталась. Похоже, хочет поиграться с жертвой на последок.

Смысла висеть не было никакого. Поэтому Лекса начала подтягиваться. Где бы эта тварь не была, нужно идти вперёд. Или точнее говоря, стараться двигаться вперёд. Поднявшись на ноги, девушка шла вперёд мелкими шажками. Она внимательно осматривалась по сторонам. Тварь всё ещё была где-то поблизости. Смотря преимущественно наверх, девушка не заметила, как что-то слегка пнула. Дрожа от страха она увидела под ногами пробочку от содовой, или точнее говоря талисман одного из группы. С трепетом в сердце, Алекса медленно слюнилась и подняла её. Сейчас у неё были перед глазами лица тех, кто "остался позади".

Как бы ни было больно, но нужно было продолжить свой путь. Девушка медленно поднялась и пошла вперёд, всё так же оглядываясь. В коридорах были какие-то пугающие загадочные звуки. Так не хватала пустого разговора не о чём, который бы немного успокоил нервы. Каждая тень несла в себе опасность. Тварь где-то близко была, но она до сих пор не появилась, это и пугало больше всего. Хотелось прислониться к холодной стене, но ксеноморфы именно по ним и передвигаются.

Чем дальше Лекса шла, тем страшнее становилось, и наконец она зашла в тупик. В этом тупике были замурованы люди, судя по скелетам. Эта пирамида сыграла с ним ужасную шутку. Они умирали долгой и мучительной смертью. От холода, от обезвоживания. Скорее всего замёрзли на смерть.

Вуд взглянула на циферблат своих часов. Экран был полностью разбит. Нельзя было определить через сколько минут пирамида начнёт перестраиваться вновь. Обстановка давила на психику. Что бы прейти в себя. Алекса начала делать глубокие вдохи и выдохи, как почувствовала чей-то взгляд на себе. Страх начал душить. Мурашки пробежались по телу. Леса замерла на мгновение и лишь потом начала оглядываться. Она понимала, что скорее всего увидит собственную смерть. Мгновение...

За ней стоял якут собственной персоной. Он был видимым, что было необычно. Но когда ты прощаешься с жизнью, это не бросается в глаза. В руках воин держал копьё, которое моментально увеличил. Она уже видела, это.. она уже знала, что последует за этим. Глаза начали слезиться. Хищник зарычал.

— СТОЙТЕ! СТОЙТЕ! —Закричала девушка вытянув руки вперёд, словно обеими руками хотело показать стоп. Это было как-то на уровне рефлекса. Она разговаривала с ним, словно он должен понимать людской язык... Ну, покрасней мери, она голосом своим привлекла внимание преследователя. — Враг моего врага — мой друг. — Процитировала девушка Цезаря. Именно эту фразу и сказал Себастьян, когда согласился на безумный план.

Лекс медленно начала приседать. Вуд старалась делать всё без резких движений, хотя её колотило от страха. Склонившись, она положила на каменный пол оружие толкнула его в сторону потенциального союзника.

0

3

Код:
<!--HTML--><div class="postcolor"> <link href="http://fonts.googleapis.com/css?family=Unica+One|Yanone+Kaffeesatz" rel="stylesheet" type="text/css"><style>
.johntitle { font-family: 'Unica One', cursive; font-size: 18px; color: #860d08; padding: 10px 20px 0px 10px; letter-spacing: 3px; text-align: center; line-height: 90%; text-transform: uppercase; }
.johntitle2 { font-family: 'Unica One', cursive; font-size: 30px; color: #9d0f09; border-bottom: 1px solid #210201; padding: 0px 10px 10px 10px; letter-spacing: 1px; margin-bottom: 40px; text-align: center; line-height: 80%; text-transform: uppercase; }
.johnzpost { width: 450px; height: 580px; overflow: auto;  font-family: Arial; font-size: 11px; color: #ddd; text-align: justify; text-transform: normal; line-height: 130%; padding: 0px 20px 20px 20px; }
.johnnybold b { color: #d7160e; }
.johnnyitalics i { color: #d7160e; }
.jbluescroll::-webkit-scrollbar { width: 7px; }
.jbluescroll::-webkit-scrollbar-track  { background-color: #240c0c; }
.jbluescroll::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #860d08; }</style><center>

<center><table cellspacing="0" cellpadding="0"><tbody><tr><td><div style="width: 550px; height:700px; background-image: url(http://funkyimg.com/i/2fwfG.png);"><div class="johntitle">from the depths of hell in silence</div><div class="johntitle2">cast their spells, explosive violence</div><div style="margin-top:-20px;"></div><center><div class="johnzpost johnnybold johnnyitalics jbluescroll">  

Они ждали этого очень долго. Своей первой настоящей Охоты. Три брата — Скар, Чоппер и Кельт — из которых он, Скар, был самым младшим, наконец-то получили шанс доказать на деле, что наставник не впустую тратил свое время, обучая их навыкам ведения боя. Каждое мгновение, начиная от невыносимой боли во время длительного плетения и заканчивая сломанными на тренировках в керите ребрах, приближало братьев к этому дню. Поэтому, когда Предводитель объявил, что считает время их Охоты наконец наступившим, Скар едва сдержал рвущийся из груди рев: ярость и возбуждение переполняли все его тело, воскрешая то первобытное и такое естественное желание проливать чужой «твей». Огромным усилием яут заставил себя успокоить внутреннее беспокойство и почтительно склонил голову, высказывая благодарность и уважение наставнику. Чоппер и Кельт последовали его примеру. Предводитель велел Неокропленным подготовиться, вскользь бросив, что их ждет не только испытание боевых навыков, но и своеобразный тест на прочность. Скар заметно насторожился. Он не умел надолго оставаться легкомысленным и довольно легко сбивался с настроя. За эту его чрезмерно напрягающую серьезность Чоппер и Кельт периодически подшучивали над ним, но умело делали это недостаточно обидно, чтобы не нарваться на поединок. «Ты не умеешь <i>наслаждаться</i>» — не раз говорили они. И не раз Скар отвечал: «Зато я соберу <i>больше трофеев и доживу</i> до второй Охоты». 
<br>Это не могло не укрыться от взора наставника. Скар не раз ловил на себе задумчивый взгляд Предводителя, но тут же отводил глаза. Внимание уважаемого яута, легенды о котором до сих пор приводили его в трепет, не могло не льстить. Вместе с этим оно всегда казалось Скару незаслуженным. Он был спокойнее и рассудительнее своих братьев, но едва ли превосходил их в физической подготовке. И поэтому, когда перед самой посадкой на корабль Предводитель подозвал его к себе, Скар ощутимо напрягся, но подчинился. Проигнорировать было нельзя.
<br> <u>— Тин де ле'хсаун алоун'муни де бпи де гка де хсоу де пая,</u> — негромко сказал наставник. «Постигни дар <i>всех</i> ощущений или <i>повержен</i> будь в танце падших богов». Эти слова Скар слышал с самого рождения, но никогда не примерял на себя.  Это звучало как напутствие и предупреждение одновременно, но адресованное <i>лично</i> ему, и яут просто не мог осознать, как оно могло к нему относиться. Заметив непонимание и удивление во взгляде Скара, Предводитель хмыкнул и несильно подтолкнул его к братьям, давая понять, что это все, что он хотел ему сказать. Яутжа склонил голову в знак благодарности и отошел.
<br><u>— Что он сказал?</u> — нетерпеливо прошипел Чоппер, но достаточно тихо, чтобы наставник не мог его слышать. Это было не так необходимо, поскольку он уже увлекся разговором с инженерами, очевидно, требуя доклада о техническом состоянии корабля.
<br><b>— Неважно,</b> — коротко бросил Скар, не обратив внимания на неодобрительное рычание брата. Он ощущал его недовольство и, возможно, зависть — Чоппер всегда болезненно реагировал на то, что наставник «выделяет» младшего, по его мнению, слишком часто и вообще незаслуженно — но на данный момент это занимало его меньше всего. И когда под одобрительный и восторженный рев клана Неокропленные и их сопровождающие поднялись на борт, Скар почувствовал накатившую на него тревогу. Необъяснимое чувство мешало ему разделить радость братьев, поэтому он довольно быстро покинул их под предлогом необходимости еще раз проверить «аву'аса». Ни Кельта, ни Чоппера это не удивило: они уже привыкли к тому, что Скар не умеет расслабляться. Скар же часто пользовался этим, чтобы оставаться наедине. Ему нужно было подготовиться не только физически, но и морально. Если угодно, прижиться с мыслью, что он наконец встретится на поле бое с каинде амедха, самым опасным и смертоносным противником яутжа. Первая Охота — самое значимое событие в жизни каждого воина, знаменующее его рождение. Она всегда казалась чем-то далеким и долгожданным, и вот сейчас, когда до нее оставались считанные часы, былая радость и уверенность в себе куда-то девались, уступая свое место беспокойству. Скар знал, что любые сомнения в себе могут привести его к поражению, но он не мог заставить себя относиться к этому так же беспечно, как Кельт и Чоппер. Храбрые, но глупые. Сейчас они хвалятся и утверждают, что готовы сразить хоть сотню каинде амедха, пусть только безмозглые бронированные хищники подойдут к ним, но было ли уместно подобное бахвальство? Скар много раз слышал легенды об удачных Охотах. Знал он и историю о воине, прославленном своей Первой Охотой: единственный выживший, принесший с собой несколько черепов. Удивительная и потрясающая легенда, но такая опасная. Опьяненные историей об исключительном успехе, молодые яуты поголовно считают себя если не лучше, то как минимум равными тому Неокропленному. Исключительная наивность и глупость. Скар себе такого позволить не мог. 
<br><br><br>
<br>Корабль приближался к месту назначения. Скара несколько удивило, что их полигоном должна была стать планета, населенная уманами. Истории об этих существах яутжа слышал не раз: пьед амедха хоть и были сами по себе расой ремесленников, но снисходительное отношение к ним оказалось очевидной ошибкой. Охота на уманов разрешалась только опытным воинам, Неокропленные же не имели никакого права делать это без разрешения наставника или вожака. Так почему же планета уманов?
<br><i>«Это должно быть связано с теми «особыми» условиями,</i> — мысленно замечает Скар, —<i> проверка на прочность. Ослушаемся или нет».</i> Вслух яут не произносит ничего. В этом был весь Скар: он всегда держал все в себе, в отличие от своих болтливых братьев, рисковавших однажды лишиться своих голов за неосторожно брошенное слово или жест. 
<br><u>— Здесь не первый год проводят Охоту. Это планета намного сложнее и опаснее тех, где обычно тренируют воинов,</u> — поясняет наставник. Чоппер еле слышно фыркает и ловит раздраженный взгляд Предводителя. Его нижние мандибулы угрожающе зашевелились, заставив молодого яута умерить пыл и веселье. 
<br><u>— Температура на поверхности намного ниже привычной,</u> — Предводитель выдержал паузу, <u>— намного. Несколько минут без защиты и кожа начнет трескаться,</u> — он выразительно посмотрел на Чоппера, <u>— несколько часов — наступит смерть.</u> 
<br>Скар не представлял себе настолько холодного места. Тем не менее, вопреки ожиданиям холод не пугал его. Историй о том, как яуты погибали от погодных условий, было не так много, и сам факт их существования скорее являлся следствием глупости воинов, нежели действительной невыносимостью атмосферы планеты. Всего-то было необходимо следить за исправностью работы систем жизнеобеспечения и не расслабляться, а это Скар умел делать лучше всех.
<br>Корабль приближался к планете. Вхождение в атмосферу ожидалось в ближайшее время. Предводитель вкратце познакомил Неокропленных с сутью их задания, мельком показав план полигона. Место проведения Охоты было довольно ограниченным: многоуровневая пирамида с динамичным обновляющимся лабиринтом, сокрытая под толщей холодной породы планеты. Мерные приготовления после сближения с землей прервало сообщение пилота:
<br><u>— Там группа уманов,</u>  — он замешкался, — <u>около десятка и техника. Спускаются вниз.</u> 
<br>Предводитель заметно напрягся, и Скар мгновенно понял, что это не входило в его планы. Он не мог сказать, насколько его беспокоит или огорчает тот факт, что Охота может быть отложена на неизвестный срок. Тем не менее, он заметил, как разозлились его братья: не нужно было быть каким-то сверхчутким существом, чтобы ощутить агрессию, волнами исходящую от Кельта и Чоппера. Преимущественно, конечно, от Чоппера. 
<br><u>— Они были там и в прошлый раз,</u>  — задумчиво произносит наставник, — <u>убить их не составило труда. </u>
<br><u>— Мы справимся с ними,</u>  — встревает Чоппер, делая шаг вперед. Из всех братьев он был самым крупным и яростным, поэтому всегда брал на себя смелость говорить за троих, хоть Скару периодически и хотелось проучить его за эту дурную привычку, поскольку его мнение, как правило, разнилось с мнением Чоппера, но в расчет при этом почему-то никогда не бралось. Кельт предпочитал поддерживать старшего брата. Но в этот раз Скар, как и во все предыдущие, встревать не стал, заняв привычную позицию наблюдателя. 
<br><u>— Мы тренировались дольше обычных Неокропленных и можем гораздо больше. Разве отправляя нас сюда, вы не предполагали возможности встречи с пьед амедха?</u>  — добавляет Кельт, и Скар замечает, что наставник наклоняет голову вбок в знак принятия его слов во внимание. Однако, ответа он не давал.
<br>Скар не знал, на какой исход он надеялся. С одной стороны, он не хотел отступать от боя сейчас, тем более — возвращаться в клан в старом ранге. В этом не было бы его вины (решения Предводителя не обсуждаются), но все равно подпортило бы репутацию всем троим. С другой стороны, они готовились к сражению с каинде амедха, и речи об уманах прежде не шло. <i>Струсил.</i>.
<br><br>Нет, ни в коем случае. Просто анализ ситуации.
<br><br>Предводитель сомневался не так долго. На свой страх и риск он решил дать добро, купившись, очевидно, на лестный комментарий, что такой талантливый наставник как он просто не может воспитать плохих воинов. Скар не был в этом так уверен (в таких условиях исход охоты определяет не только мастерство, но и чертова удача и еще множество других факторов), но высказывать свои опасения вслух не смел. В конце концов, ему следовало собраться и настроиться на Охоту. Меньше отвлекающих мыслей, меньше отвлекающих сомнений, меньше всего отвлекающего. Только инстинкты, ярость и жажда крови. В конце концов, не имеет значения, какому врагу ты противостоишь, если в тебе достаточно силы и мастерства. И внимательности. Об этом никогда нельзя забывать. Одна секунда промедления, одна упущенная деталь, которая повлечет за собой череду неконтролируемых и едва ли благоприятных событий — и сам охотник становится жертвой. А жертвы из яутов очень плохие.
<br><br>Корабль бесшумно пролетел над лагерем уманов, незамеченный благодаря естественной маскировке этой планеты. Скар подключил свою маску и последний раз проверил целостность брони и исправность систем. Все работало идеально. Настолько, что яут даже позволил себе увериться, что как минимум первая стадия Охоты пройдет успешно. И <i>ОНА</i> началась, как только три капсулы с полными решимости и желания доказать свою силу яутжа оказались на поверхности. 
<br>Как только капсула Скара открылась, он тут же ощутил холод, пробирающий до костей. Около двух секунд ушло на разогрев сетки, поддерживающей нормальную температуру тела. Еще секунда, чтобы сориентироваться на местности и активировать экран. Настроив визор на инфракрасный режим, Скар на всякий случай осмотрелся, но не увидел никого кроме Чоппера и Кельта. Это не могло не радовать. Неокропленных специально высадили на приличном расстоянии от лагеря уманов, чтобы дать молодым яутам преимущество внезапной атаки. Это были не настолько необходимые, но все-таки желательные меры предосторожности и своеобразная «скидка» на боевой опыт Молодой Крови. И Скар был только рад иметь возможность сначала изучить, а потом бросаться на противника, потому что если о поведении каинде амедха яутам рассказывали много, то об уманах старшие яуты и сами толком ничего не знали. И поэтому перед встречей с самым непредсказуемым и опасным противником яутжа Скар ощущал вполне уместное волнение. 
<br>Уже у самой границы, обозначавшей территорию уманов, братья разделились, поделив между собой оставшихся уманов. Их было очевидно меньше, чем они видели с корабля.  <i>«Некоторые уже внутри»</i> — догадывается Скар, пристроившись на крыше одного из полуразвалившихся деревянных построений уманов. Он внимательно наблюдал за одним из уманов, практически бесшумно преследуя его и пытаясь визуально оценить его опасность. С виду он не представлял из себя ничего особенного. Он выглядел намного меньше и слабее, но был вооружен. Чем-то наподобие сжигателя, которым снабжали каждого яута после обряда инициации, но, в отличие от оружия Охотников, сжигатель уманов не крепился к их броне или что-то вроде того. Скар даже подумал, что у них <i>вообще не было брони</i>, и это наблюдение несколько удивляло его. Как уманы могли противостоять яутам, превосходившим их по всем параметрам? Очередная загадка. С чужих слов они представлялись куда более страшными и опасными. Кажется, это разочарование?..
<br>Потеряв бдительность, Скар подошел слишком близко, и уман заметил его. Однако, его зрение не позволяло <i>увидеть</i> яута, о чем Неокропленный догадался, наблюдая за беспокойством напуганной жертвы. Страх, его страх яут ощутил сразу. Он наблюдал за тем, как пьед амедха беспорядочно осматривается и целится в пустоту, пытаясь увидеть источник шума. Исходя из этого Скар справедливо рассудил, что у уманов нет техники или способностей игнорировать экраны невидимости, а это означало, что маскировка яутов имеет смысл в борьбе против существ, его же расой взращенных. Скару не раз доводилось слышать истории о том, как многие столетия назад яуты впервые приземлились на планету, населенную уманами — новыми формами жизни, напоминавшими их самих, но прежде там не обитавших. Но с тех пор яуты хоть и способствовали их развитию, попутно используя в качестве дичи для Охоты, особо никакой информации о них не было. До недавних пор, когда выяснилось, что они научились сами развивать себя, а также забыли своих богов и хозяев, решив дать им отпор и испортить Охоту. Непростительное и весьма неблагодарное поведение.
<br>Правда, под формулировкой «научились развивать себя» Скар почему-то всегда представлял себе другое. Ну, например, что они не только догнали, но и в чем-то перегнали своих хозяев. Сейчас так почему-то не казалось. На самом деле Скар надеялся, что через несколько Охот ему позволят перейти с каинде амедха на пьед амедха, но только потому что его ожидания были слишком высоки. На данный момент они совершенно не оправдывались. 
<br>Скар заставил себя сосредоточиться на битве, не отвлекаясь на какие-то посторонние размышления и оценки. Он знал, что наставник наблюдает за ним, и поэтому активировал «ки'чти-па», решив игнорировать копье. Убивать на расстоянии было достаточно просто, но настоящее мастерство — проявить себя в ближнем бою. Скар решил, что напуганный его незримым присутствием уман — достаточно легкая добыча, которая не даст отпор. Так и оказалось. Одного удара хватило, что темно-красный твей окропил два острых лезвия, вошедших в мягкое тело так беспрепятственно и легко. <i>«У них действительно нет никакой брони»</i> — с некоторой долей разочарования констатирует Скар, когда предсмертный крик умана стихает, а его мертвое тело оказывается на снегу. Он не испытывает жалости, хотя на какую-то долю секунды ему кажется, что убивать даже вооруженных уманов — все равно что нападать на безоружных. Никакого интереса, слишком просто. Зато, судя по крикам, его братья вошли во вкус и получают настоящее удовольствие. То, впрочем, было неудивительно — Кельт и Чоппер умели вообще не думать и полностью посвящать себя процессу. В особенности Чоппер.
<br>Когда раздались звуки, напоминающие выстрелы сжигателя, но гораздо более громкие, частые и раздражающие, Скар сбросил с себя оцепенение и направился в сторону звука, подозревая самое неладное. На месте он встретил Чоппера, успевшего пронзить копьем умана, который, судя по массивному сжигателю, лежащему у его тела, и воспроизвел столько беспорядочного шума. Только оглянувшись, Скар заметил у входа еще одного умана, который, увидев своего мертвого сородича и едва заметные в преломлении света измазанные кровью клинки, моментально рванул обратно. Скар только успел кинуть ему вслед копье, которое с легкостью пробило дверь, но, судя по звуку удаляющихся шагов, не достигло цели.
<br><b>— К'жит,</b> — тихо выругался яут, бросив злой взгляд на брата, который почему-то бездействовал. Вид убегающей жертвы и настоящая Охота пробудили в Скаре те первобытные эмоции, которых ему не хватало, чтобы наконец настроиться на преследование и убийство. Вернулась та самая злость, которая прогнала бы все пустые размышления и философствования, ведь он чертов воин, а не мыслитель, ставящий под сомнение существование каждого камня и каждой песчинки во всей этой безумной Вселенной. 
<br>Чоппер тихо зарычал, но ничего не ответил. Возможно, в кои-то веки признал, что его младший брат прав, хоть Скар и очень сомневался, что он способен на принятие собственной неправоты. Кроме наглости и глупости у него была еще и гордость, причем все эти три качества таким интересным образом переплетались, что вызывали только раздражение. Скар не стал тратить время на перепалку с братом, которая вполне могла бы себе начаться, потому что прекрасно знал, что этот идиот не умеет вовремя останавливаться, ровно как и не имеет ни малейшего понятия, когда демонстрировать свое эго уместно, а когда лучше заткнуться и работать слаженно. Вместо этого Неокропленный решил закончить начатое и перейти от запугивания к убийству, как услышал очередные выстрелы. Это ускорило его действия, поскольку единственным, кто оставался снаружи, был Кельт. Скар почему-то понадеялся, что уман просто сходит с ума от страха и палит без разбору, но частота выстрелов говорила об обратном. Возможно, просто Кельт казался молодому яуту куда более приятной компанией, и поэтому он особенно не хотел терять его. Так быстро уж точно, и тем более оставаться наедине с Чоппером, отношения с которым не складывались от слова совсем. Тем не менее, снаружи Скар застал не столько запуганного умана, сколько разъяренную битву: Кельт отключил экран и перешел в ближний бой. По его яростному реву, а так же следам светло-зеленого твея Скар определил, что его брат был ранен. Однако, яутжа не спешил встревать в бой, предоставив Кельту самому отомстить за нанесенный вред. Судя по его движениям, снаряды уманов не причиняли особо серьезных неудобств, но все равно облажаться еще до появления главной добычи, каинде амедха, было не очень приятно. Кельт был в ярости. Таким Скар не видел его даже на тренировках, и поэтому ему оставалось только наблюдать за тем, как его брат разбирается с пьед амедха. Он не использовал оружия, видимо, решив реабилитироваться за счет победы над уманом голыми руками. Это было его право.
<br>Битва продлилась не так долго, как ожидал этого Скар: одним из довольно мощных ударов уман был отправлен в увлекательное путешествие на самое дно, прямо к пирамиде. Переживать по этому поводу не было смысла, поскольку сами яуты, по счастливому стечению обстоятельств, тоже направлялись именно туда. Скар и Чоппер практически одновременно отключили экраны, подойдя к Кельту, который провожал скатывающегося умана долгим и, очевидно, полным ненависти взглядом. Яут активировал наручный компьютер, выводя голографическое изображение пирамиды. На схеме четко виднелись маленькие фигурки уманов, успевших продвинуться достаточно далеко, пока яуты разбирались с их оставшимися снаружи сородичами. 
<br><u>— Они приближаются к залу жертвоприношений?</u> — вслух произнес Кельт с едва заметной вопросительной интонацией.
<br><b>— И, скорее всего, нужны, чтобы стать инкубаторами для каинде амедха,</b> — кивнул Скар, только сейчас осознав, почему наставник позволил уманам влезть на территорию Охотников. Хоть у яута не было ни малейшего доказательства, что это не простое совпадение, но верить в точный расчет было намного приятнее. Как минимум не создавалось ощущение, что все с самого начала идет не так. Да и, в конце концов, откуда-то же надо было брать каинде амедха для охоты. Как правило, их специально выращивали перед охотой, а здесь... Здесь все сделают за них самих. Во всяком случае, Скар видел, как наставник дистанционно активировал подъемный механизм на нижних уровнях пирамиды, пробуждая матку, а это значит, что совсем скоро она отложит яйца. И уманы, должно быть, станут теми самыми необходимыми жертвами, чтобы охота началась.
<br><br>Братья выждали некоторое время, прежде чем спуститься к пирамиде. Скар настоял на том, чтобы удостовериться, что они никого не пропустили. Ему не хотелось бы получить выстрел в спину. Несмотря на то, что «зачистка» лагеря уманов далась относительно легко (исключая ранение Кельта), терять бдительность было нельзя. Пьед амедха хоть и были существами слабыми, но при этом описывались как довольно отчаянные и непредсказуемые. Это не каинде амедха, который не знает страха и повинуется только заложенным в него инстинктам. Уманы были <i>умнее</i>, когда того требовала ситуация, и этот урок Скар помнил хорошо. 
<br>Уже внизу Скар заметил тело сбежавшего умана, который смог ранить Кельта. Температура его тела значительно упала, а сам он не подавал никаких признаков жизни. Яут допустил, что он не выдержал падения или холода (хоть и был в каком-то нелепом одеянии, которое не являлось броней, но, как Скар предположил до этого, должно было обеспечить ему комфортную температуру тела). Кельт и Чоппер сразу же направились ко входу, игнорируя мертвеца. Скар задержался, и не зря. Яут уловил едва заметное движение и, присмотревшись, понял, что уман все еще жив. А выживать тем, кто видел яутжа, было нельзя. Охотники не привыкли оставлять за собой свидетелей, а также афишировать свое существование в принципе. Предводитель ясно дал понять, что живыми из пирамиды должны выйти только трое, и это не кто-либо из каинде или пьед амедха. Поэтому Скар, не раздумывая, снова активировал лезвия и яростно полоснул по глотке умана. Снег вокруг мгновенно окрасился в алый, часть брызг темно-красного твея попала и на самого воина. Тем не менее, он был доволен своим ударом, мгновенно прикончившим умана. Свои действия он считал своеобразной местью за попытку подстрелить Кельта. Хоть Скар и не питал особо теплых чувств к своим старшим братьям, позволять вредить им он не собирался никому, в особенности какой-то безвольной дичи. 
<br>Кельт продолжал наблюдать за уманами в пирамиде, часть которых, согласно последним данным, переместилась на нижние уровни, в предполагаемую оружейную. Это был не очень хороший знак. Наставник упоминал, что в одном из нижних залов находятся плазмометы, которые могут оказаться полезными. Учитывая, как быстро плодятся каинде амедха, одним оружием ближнего боя, без сжигателя, способного вынести до нескольких особей сразу, с ними не справиться. Поэтому нахождение уманов в единственном хранилище действенного оружия было весьма тревожным знаком. 
<br>Шум сдвигаемых плит и перестраивающихся коридоров как нельзя точнее свидетельствовал о том, что пьед амедха удалось добраться до плазмометов, и самое худшее уже случилось. Очевидно, их не учили не брать чужое и не вторгаться не на свою территорию, но подобная вольность конкретно взбесила всех троих яутов, даже обычно спокойного Скара. Не сговариваясь, братья бросились ко входу в пирамиду, намереваясь разделаться и с уманами, и с каинде амедха, и вообще с любыми прошеными и непрошеными гостями, попутно вернув себе и честь, и оружие. Злости и решимости теперь вполне хватало, чтобы желать выдрать пару черепов вместе с позвоночниками. И ведь Скар был более чем уверен, что уманы и понятия не имеют, что они творят и <i>что</i> им досталось. Тот факт, что шифр они разгадали, не делал их умнее в глазах яута, а только вызывал раздражение. По их поведению в лагере Неокропленный уже догадался, что с представителями их расы они видятся впервые, а по эффективности их оружия вполне справедливо рассудил, что плазмометы яутжа для них — непостижимое чудо техники. И он просто не мог взять в толк, зачем вообще трогать то, что ты видишь первый раз в своей жизни? Непредсказуемые и чертовски глупые существа, но, видимо, с самомнением до небес, если решили, что им все дозволено. Но нет, не все. И он, Скар, лично готов им это объяснить. Наглядно и очень, очень больно.
<br><br>Скар бежал достаточно быстро, несколько опережая своих братьев. Он неплохо запомнил маршрут, и поэтому вполне себе прилично ориентировался в узких каменных коридорах, лишь изредка поглядывая на небольшую карту в наручном экране. Ему не терпелось быстрее оказаться в оружейной, чтобы наверняка убедиться в том, что уманы <i>действительно</i> украли то, что им не принадлежало. Не то чтобы обнаруженное на своем месте оружие могло бы спасти их от гибели, но, как минимум, хотя бы сделало ее более быстрой, а яутов менее яростными. Однако, ожиданиям Скара не суждено было оправдаться, поскольку в оружейной уже не было ничего: ни плазмометов, ни самих уманов. Мерзкие воры просто взяли то, что брать не имели никакого права, а потом смылись. Правда, затеряться в пирамиде было достаточно сложно, но перспектива гоняться не только за каинде амедха (которые вообще-то сами находили своих Охотников, если уж на то пошло), но и за уманами с необходимым оружием уж как-то не очень радовала яутов. Кельт издал полный ярости рев.
<br><u>— Рйет!</u> — выругался Чоппер, отходя на шаг от пустого хранилища. Несмотря на то, что он обычно всегда был намного эмоциональнее своих братьев, сейчас он явно проигрывал Кельту, который, кажется, превосходил сам себя. И Скару оно было понятно: его сегодня уже дважды обставили уманы, и это сильно било по его самооценке. На его месте он бы тоже взбесился, очень сильно взбесился. Да и сейчас он был отнюдь не в хорошем расположении духа. С самого начала Охота как-то не задавалась. <i>«Именно об этом говорил наставник, предупреждая нас о возможных трудностях»</i> — мысленно заметил он.
<br><u>— Найдем их и вернем плазмометы,</u> — прорычал Кельт и бегло оглядел помещение, видимо, соображая, как это лучше всего реализовать. Скар пришел ему на помощь:
<br><b>— Два выхода. Разделимся?</b> — коротко предложил он. Кельт кивнул.
<br><u>— Проверь тот,</u> — Кельт махнул в сторону ближайшего к Скару выхода, находящегося по левую сторону от пустого хранилища, а сам повел Чоппера с собой в правый. Скар испытал облегчение: несмотря на то, что ситуация несколько способствовала сплочению братьев, он все равно предпочел бы остаться один, нежели, например, работать в паре с Чоппером. С Кельтом ужиться было проще, но он все равно перенимал привычку старшего брата все время раздавать приказы. Они вообще друг друга стоили. 

<br><br>Скар понятия не имел, следовали ли уманы их логике и делились на две группы, или же все они достались ему, но когда он нагнал их в коридоре, то решил несколько помедлить с нападением. Яут забрался немного выше, предпочитая занять наиболее удобную для наблюдения позицию. Он заметил, что уманы хоть и двигались медленно и настороженно, вели себя совсем не так, как любая безмозглая и напуганная дичь. Это могло означать, что они пока еще не повстречали на своем пути каинде амедха или других яутов, поскольку их поведение говорило о том, что они думают, что в этой пирамиде совершенно одни. Скар не мог понять, о чем они говорят: их наречие казалось ему абсолютно бессмысленным и непонятным, ровно как и интонация угадывалась с большим трудом. Пьед амедха хоть и по внешнему строению напоминали яутжа, все равно достаточно сильно от них отличались. Наблюдая за ними с такого близкого расстояния, даже просто видя их вживую, не по чьим-то рассказам, Скар мог наблюдать эти отличия наяву. И этот опыт казался ему довольно увлекательным. 
<br>Тем не менее, тратить время на любование уманами было чертовски непрофессионально. В конце концов, то, что ему было нужно, он увидел: они <i>действительно</i> украли их оружие. От тепловизора скрыть сей факт было достаточно сложно, и Скар довольно отчетливо видел три практически одинаковых плазмомета, спрятанных среди вещей уманов. Они просто прихватили их так, словно бы это было что-то незначительное и обыденное. Немыслимо.
<br>Яут начинал действовать осторожно, спустив едва видимую шипастую леску на уровень головы уманов. Он и не сомневался, что они попадутся в такую простую ловушку: Скар уже знал, что их зрение далеко не совершенно, в особенности с плохим освещением. А света в пирамиде было мало, очень мало, и это играло Охотнику только на руку. Один из уманов действительно напоролся на неприятный сюрприз. Не дав ему толком осознать, что произошло, Скар с силой затянул петлю и резко поднял умана в воздух, проделав это настолько бесшумно, что ни один из группы пьед амедха не обернулся. Однако, яут забыл учесть тот факт, что в руке у умана был его сжигатель, достаточно массивный, чтобы с грохотом вывалиться на пол из обмякших пальцев своего владельца и тут же привлечь внимание. И вот здесь началось все веселье, когда уманы (часть из которых, как показалось Скару, была все-таки тоже кем-то вроде воинов, поскольку они выглядели крупнее и увереннее своих сородичей) наконец обнаружили его и открыли огонь. Они палили все сразу, создавая такой силы шум, что затеряться в нем не составило никакого труда. От выпускаемыми их оружием мелких снарядов сыпалась каменная крошка со стен и поднималась плотная пыль, любезно скрывшая яута, который имел благоразумие дождаться, пока у уманов кончится энергия или что-то альтернативное, что давало им такую огневую мощь. Хоть Скар и знал, что их снаряды практически безвредны, он понимал разницу между тремя-четырьмя попаданиями и парой сотен. Тут ситуация была аналогична некоторым ядам, в частности тем, что в маленьких дозах практически безвредны, а в больших способны привести к мгновенной смерти. Испытывать судьбу Скар не спешил. 
<br>Не впервые на руку яуту сыграло время, но сейчас удивительным образом совпали сразу два благоприятных факта: у уманов закончились выстрелы, и вместе с этим пирамида начала перестраиваться, что несколько отвлекло их от Охотника. Чем Скар, собственно, и воспользовался, в прыжке активировав экран невидимости и успешно скрывшись. Необходимо было переждать и ознакомиться с новой картой, а после продолжить преследование, и в первую очередь тех, кто носит с собой плазмометы.
<br><br>Скар бегло просмотрел новую карту. Уманов разбросало; это было заметно и без помощи техники. Тем не менее, в первую очередь яут озаботился, чтобы незаметно забрать свое копье, которое успел бросить в одного из стрелявших уманов, пробив его насквозь. Только вернув себе хотя бы <i>свое</i> оружие, он вновь вернулся к своей первостепенной задаче: продолжить Охоту. Отдаленное шипение каинде амедха не нуждалось в комментариях: первые эмбрионы уже выбрались на свет, готовые выполнять указания матки и выживать. Это означало, что теперь в коридорах пирамиды яуты — не единственные сильные существа. Следовало начать действовать с осторожностью, и прежде Скар намеревался найти максимально короткий путь к самой большой группе уманов. 
<br>Долгие блуждания по коридорам наконец привели его туда, куда нужно, но сначала Скар заметил своих братьев. Значит, их коридор тоже вел сюда. Возможно, как раз после того, как пирамида перестроилась. Они уже успели напасть на уманов, и Скар сомневался, стоило ли ему встревать. Чоппер и Кельт (в особенности Кельт) и сами превосходно справлялись со своей задачей. Яут уже собирался предоставить им развлекаться вдвоем и отправиться на поиски других уманов, но вовремя заметил одну из особей, тянущуюся к оружию. Она, очевидно, собиралась воспользоваться тем, что Кельт и Чоппер увлеклись ее сородичами и однозначно не просекут ее подлых намерений, но она не учла, что их здесь было немного не двое. Скар мгновенно дезактивировал маскировочный экран, щедро наградив умана пинком: на активацию оружия не было никакого времени. Все решали секунды, да и выстрелы следовало экономить, особенно если учесть, что дополнительное оружие им еще нужно было отвоевать. Однако, одного удара вполне хватило, чтобы отбросить пьед амедха на несколько метров, так и не дав ему ухватиться за оружие. <i>«Или ей»</i> — запоздало замечает Скар, неожиданно осознав, что по внешней форме это все-таки была самка. Его несказанно удивил тот факт, что она была слабее и меньше самцов, поскольку на его родине... Все было совершенно иначе. И это был еще один пункт в список неожиданных различий, который он успел начать составлять за эти несколько часов, проведенные на планете уманов.
<br>Интересное наблюдение, однако, к охоте совершенно не относилось, и Скар в очередной раз убедился, что отвлекаться во время задания — непозволительная роскошь. Он услышал угрожающее шипение слишком поздно, и только мог, наверное, испытать облегчение, потому что не находился к каинде амедха ближе остальных. За излишнюю самоуверенность и невнимательность братья были достаточно сурово наказаны, и в спину Чоппера вонзился остроконечный хвост. Все произошло слишком быстро, чтобы Скар сумел как-то среагировать, и его промедление стоило старшему брату жизни. 
<br><u>— Чего ты стоишь?</u> — шипит Кельт, отталкивая Скара и бросаясь на каинде амедха, который уже готовился нападать на следующего яута. Скар запоздало осознал, что он действительно облажался. Он сам не мог понять, страх ли, самое отвратительное и непростительное для настоящего воина чувство, сковал его тело — да и было это не так важно, наверное. Намного важнее было то, что он только что собственными глазами видел убийство брата. Нет, он не испытывал особой жалости или каких-то сожалений, потому что Чоппера он, откровенно говоря, всегда недолюбливал. Да и было за что. Но Скар никогда, никогда не мог себе представить, что однажды станет свидетелем тому, как ему вскроют череп. Так быстро, легко и непринужденно, словно на его месте был тарей'хасан. 
<br><br>Нет, Скар не был напуган. Он был шокирован. И именно в тот момент он смог по-настоящему почувствовать, что игры кончились. Это была не тренировка, на которых все они трое иногда получали достаточно серьезные, но не смертельные увечья. Здесь же их никто не собирался жалеть. <i>М-ди Х'чак.</i> Ни о чем другом не могло идти и речи.
<br><br>Яут наблюдал, как Кельт сцепился с каинде амедха, и намеревался помочь ему. Не то чтобы из сильной братской любви... Скорее из сильной ненависти к каинде амедха, которая заглушила даже недовольство уманами. По сравнению с черными бронированными тварями мягкотелые уманы казались всего лишь назойливым, но относительно безвредным раздражителем. Они не были <i>настолько</i> смертоносными и быстрыми.
<br><u>— Не лезь,</u> — раздраженно бросил Кельт, отбрасывая от себя визжащего каинде амедха, <u>— это мой бой. Найди наше оружие,</u> — добавил он, избавляясь от оплавленного кислотой лезвия. Скар кивнул. Он не мог не уважать волю Кельта, тем более, что групповые бои в принципе не особо приветствовали, в особенности на Первой Охоте. Это все-таки было испытание личных боевых качеств и своего рода доказательство, что яут действительно способен заработать свой трофей. А делить один череп на двоих — сомнительное удовольствие.
<br><br>К тому же, Кельт был прав. Найти оружие было необходимо, и вообще это было уже как-то не очень смешно: они гоняются за уманами уже довольно долго, но пока только потеряли одного из своих. Как-то неожиданное воровство оказалось не совсем очередным интересным препятствием, сколько досадной и затянувшейся неприятностью. Скар уже успел заметить, что уманы не остались наблюдать за тем, как Кельт и каинде амедха разносят пирамиду, но выследить их можно было и без карты: кто-то из них, очевидно, был ранен, и поэтому оставлял за собой весьма четкий след темно-бордового твея. 
<br>Яут не ошибся, и кровавая дорожка действительно привела его к уманам. И плазмомет тоже был у них, что не могло не радовать. Гоняться за этими бестолковыми созданиями просто так было бы слишком обидно. Скар не собирался тратить много времени на них, решив, что быстро разберется с ними хоть по одному, хоть со всем скопом сразу. Однако, отряд уманов оказался весьма разношерстым: помимо ненормально маленькой самки среди них был и один умирающий. Он достаточно тяжело и шумно дышал, чтобы Скар смог заподозрить неладное, и получив подтверждение своим домыслам, яут брезгливо сбросил его на землю. Кодекс не предписывал нападать на больных и безоружных, поскольку чести... Чести в такой победе и не было. А возиться с ним Скару хотелось, прямо говоря, не очень...
<br>Но пришлось, потому что сам уман, видимо, не считал себя справедливо помилованным. Неокропленный и представить себе не мог, что слабое и умирающее создание способно управляться с самодельным огнеметом. Нет, он даже не видел, откуда пьед амедха вообще взял огонь, но получить удар в спину было не очень приятно. И это Скара здорово разозлило. Настолько, что он наплевал на Кодекс и напал в ответ, разорвав больного умана выдвижными лезвиями и презрительно сбросив безжизненное тело вниз. Только убедившись, что он мертв, Скар продолжил преследование двух других уманов, в частности той самой самки, хранившей его плазмомет. Плазмомет, который ему нужно было добыть любой чертовой ценой.
<br><br>Проход в принципе был только один, а уманы и не думали скрываться или вести себя как-то потише, маскируя свое присутствие. Не то чтобы это могло им помочь, но это казалось бы более логичным. Скар занимает свою привычную наблюдательную позицию, решив прекратить действовать так открыто, потому что получить еще один огненный залп ему тоже как-то не очень хотелось. Он видел, что уманы о чем-то переговариваются, но на какую бы частоту он не выводил их голос, разобрать хоть слово не представлялось возможным. И это, честно говоря, тоже отчасти подбешивало.
<br>Но конкретно уже начал злить динамичный лабиринт, потому что пирамида опять начала меняться, когда Скар уже успел нацелить копье в сторону одного из уманов, собираясь атаковать их неожиданно и сверху. Движение стен заставило яута сменить позицию и сосредоточиться на том, чтобы не оказаться задавленным, и при этом он все-таки старался не упускать из вида уманов, которые его даже не заметили. Запоздало Скар вспомнил и о каинде амедха, которые могли поджидать его в каждом углу. А то, как они бесшумно и внезапно напали на Чоппера, говорило о том, что не заметить их вполне себе можно. Они не были созданиями теплокровными и вполне спокойно маскировали свою температуру, поэтому отыскать их можно было только по кислотности... А это был совсем другой режим, который успешно маскировал уманов. И вместе все было как-то совсем не весело.
<br><br>А совсем невесело стало, когда Скар все-таки упустил уманов и лишился одного из дисков, отчаянно брошенного вслед исчезающему пьед амедха. Оставаться сосредоточенным и хладнокровным становилось все труднее и труднее с каждым мгновением, потому что Скар уже начинал откровенно злиться. А тишина, воцарившаяся в, казалось бы, замкнутом помещении, только напрягала. Скар прислушался.
<br>И вовремя, потому что едва заметное шипение и скрежет предупредили его об атаке. Сменив визор, Скар смог разглядеть прыгнувшего в его сторону лицехвата. Инстинкты и с трудом выработанные на тренировках рефлексы сделали свое: яут еще даже не успел мысленно среагировать на появление врага, как машинально метнул в тварь диск, разрезавший ее на две равные части. Кислотный твей не задел Неокропленного, но довольно серьезно повредил оружие, еще раз напомнив Скару, почему с каинде амедха лучше не связываться в ближнем бою. Однако, это только на словах все казалось относительно просто: отошел, выстрелил, победил. Но он-то видел, что держать тварь на расстоянии достаточно сложно, не говоря уже о том, как бы самому не погибнуть вместе с ней, попав под брызги ее кислотной крови. А еще желательно было бы сохранить хотя бы один череп.
<br>Шипение слева подтверждало, что маленькая отвратительная личинка не была единственной уготованной ему неприятностью. Скар замер. Он понимал, что одно неверное движение может стоить ему жизни, как это произошло с Чоппером. Если он среагирует слишком рано или медленно, тварь нападет, и едва ли в этой схватке он выйдет стопроцентным победителем. 
<br>Решение пришло как-то само собой. Скар допустил каинде амедха к себе достаточно близко, чтобы успеть активировать лезвия и нанести удар так внезапно, что хитиновый убийца не смог увернуться или отбить его атаку. Как минимум потому что безмозглая тварь должна думать, что ей удается оставаться незамеченной. Скар рисковал, ставя на то, что животное захочет напасть на него, не прибегая к хвосту или внутренней челюсти. Наставник говорил ему, что иногда каинде амедха атакуют «вручную», захватывая своих жертв в смертоносные объятия. Скар очень надеялся, что это был именно тот случай, и не прогадал: тварь действительно подбиралась к нему для своей коронной атаки, не собираясь защищаться природным оружием. И в этом была ее главная ошибка: когда вытянутая голова чудовища оказалась достаточно близко для атаки, Скар резко активировал лезвия на диске и, резко развернувшись, рассек черную хитиновую броню. Отвратительное скользкое тело скатилось на пол, несильно проехав ребристым хвостом по металлической броне Неокропленного. Яут бросил удовлетворенный взгляд на мертвого каинде амедха и сложил лезвия. 
<br><br>Он справился. С первым каинде амедха в своей жизни. Легко и быстро. Намного быстрее и успешнее, чем его старшие братья. Чувствовал ли он <i>гордость</i>? Да. Злое торжество, впервые взявшее верх, и огромное сожаление, что Чоппера и Кельта здесь нет. Как бы он хотел показать им, что <i>тот, чьи навыки они всегда ставили под сомнение</i>, справился намного лучше их. Это бы ударило по их гордости. Они слишком привыкли пренебрегать своим младшим братом, чтобы успеть разглядеть, как в их тени он стал намного сильнее. И даже то, что они были старше и крупнее его, не делало их более искусными воинами. Доказывали это отнюдь не пустые слова.
<br><br>Скар отсоединил биомаску от системы, впервые вдохнув нефильтрованный воздух. Он казался намного более тяжелым и непривычным, но вполне пригодным для дыхания, хотя бы некоторое время. Возможно, внутренние системы пирамиды максимально «подгоняли» его под дыхательную систему яутов, но этого Неокропленный не знал наверняка. Он склонился над останками личинки каинде амедха, оторвав одну из ее многочисленных тонких конечностей, еще сочившуюся кислотным твеем. Скар собирался <i>закрепить</i> свой успех, вернувшись в стаю <i>победителем</i>. Его первое убийство каинде амедха — то знак того, что он готов стать настоящим воином. И его яут с гордостью выводит как на маске, наблюдая, как прочный металл шипит и плавится под слоем крови поверженного врага, так и на собственном лице, ни разу не поморщившись от жгучей боли. Эта боль была в большей степени приятной, нежели раздражающей. И вполне могла бы сравниться с той, что он терпел те несколько месяцев плетения. 
<br><br>И на одном убитом каинде амедха Скар останавливаться не собирался.
<br><br><br>Каким-то совершенно чудесным образом уманка осталась совершенно одна, да еще и по-прежнему с его плазмометом. Скар был несказанно рад тому факту, что бессмысленная гонка за вооружением наконец закончилась, потому что особей каинде амедха становилось все больше, а бросаться на них всех с клинками и копьем — дело гиблое. 
<br>Уман заметил его не сразу. Скар же не стал нападать со спины, оправдывая это тем, что предпочитает видеть лицо своего противника. Хотя и противник из умана был... Так себе. Они не давали особого отпора, но иногда наносили потрясающие критические удары. Однако, в конце все равно умирали, быстро или медленно. Такова была особенность сегодняшних сражений, и Скар уже не испытывал того страха или неуверенности, как в самом начале. 
<br>Яутжа издал низкое рычание и выгнул спину, активировав копье. Однако, стоило ему только рвануться в сторону умана, как он выставил руки в предупредительном жесте и что-то закричал, и это почему-то остановило Скара. Он уже оставил попытки разобрать речь пьед амедха, но ее интонация и жесты почему-то подействовали, заставив яута остановиться. Он с некоторой долей интереса наблюдал за тем, как уманка медленно склонилась и... бросила оружие в его сторону?
<br>Это сильно <i>удивило</i> Скара. Он не понимал, чем продиктовано такое поведение, но не мог не порадоваться, что ему даже не пришлось врезать уманке, чтобы вернуть свою дорогую игрушку. Хотя, наверное, отомстить ей все-таки стоило, потому что это по ее милости он несколько часов носится за ней по всей пирамиде. 
<br>Скар склонился над маленьким уманом. Он находился на достаточно близком расстоянии, чтобы его можно было назвать опасным. Однако, ему почему-то не казалось, что уманка может навредить ему. Яут довольно долго не разрывал с ней зрительный контакт, сам не понимая причин своего замешательства. Эта чужая самка вызывала у него довольно противоречивые и неожиданные чувства, помимо вполне объяснимого недовольства. Но не ненависти. Нет, таких сильных чувств к пьед амедха Скар не испытывал, и она в этом плане исключением не стала. С одной стороны, ей удавалось довольно долго от него бегать, и это заслуживало бы определенной похвалы, если бы не мешало Охоте. По-хорошему, уманку следовало убить. Здесь и сейчас. Но Скар не спешил активировать лезвия.
<br>Вместо этого он резко ударил ее в челюсть, отбросив назад на полтора метра. Это был не самый сильный удар, на который яутжа был способен, но с нее было достаточно. Едва ли она понимала, что Скар <i>пощадил</i> ее, не оторвав ей голову вместе с позвоночником, но на таком уровне его это уже не сильно заботило. Ему хватало того, что плазмомет он себе вернул, а значит вполне мог продолжать Охоту. Даже, может быть, найти Кельта и узнать, смог ли он справиться с тем ксеноморфом и добыть <i>свое</i> оружие. 
<br><br>Но эти уманы просто не умели радоваться, что божий гнев их миновал. 
</p></div></center></div></td></tr></tbody></table>  </div>

+1

4

Алекса толкнула оружие к пришельцу, затем начала медленно выпрямляться. Ей бы не хотелось, что бы гуманоидный монстр посчитал её враждебно настроенной. Вуд затаила дыхание, что бы хотя бы немного успокоится. Сейчас она стояла рядом с убийцей, который вырезал просто так большую часть её группы. Не хотелось бы, что бы что-то пошло не так. Девушка взволновано прикусила нижнюю губу. Она пыталась собраться с мыслями. Понять, что стоит говорить, как стоит говорить. Речь этих существ, Лекса никогда не слышала, так что только может предполагать, что у них есть какие-то похожие слова в их диалектах. Раньше же они как-то общались между собой. Если конечно Себастьян прав, и люди, в самом деле, когда-то давно им поклонялись. Однако даже если и так... В разных странах свои традиции, обозначения, свои слова. Они могут быть похожими, но обозначать совершенно иное. Например, для некоторых жест "окей" - одобрительный, для иных странах он оскорбительный. Тоже самое, касается слов. Может быть похожее произношение, даже написание, но обозначать будет противоположное. Не хотелось вот так вот необдуманно, неосторожно проклясть своего потенциального союзника, из него кровного врага.

Девушка внимательно наблюдала за своим "собеседником", который видимо был в некотором замешательстве. Его можно было понять. Себастьян, тоже ранее не мог представить такого развития, пока Вуд не объяснила, что это необходимость. Это действительно звучит довольно дико со стороны. Объединение с тем, кто перебил множество людей. Существо тоже не совершал особо резких движений, он внимательно рассматривал свой объект своего преследования. Затем монстр взял своё оружие, которое девушка толкнула ему. Про себя Лекса подумала. что возможно он проверял, сделала ли она что-то с его оружием, или нет. Однако гуманоидное существо не особо было заинтересовано своим же оружием. Может он считал, что человек не способен испортить оружие, или же переделать его.  Пришелец продолжал, молча смотреть на девушку. Было как-то не по себе.

Оценивает... — Предположила проводница. Было очень неуютно себя ощущать предметом оценивания. Особенно когда тебя оценивает инопланетное существо, особенно когда в тех качествах, в которых ты не силён. Вуд ещё никогда не приходилось никого убивать, тем более инопланетных тварей.

Затаив дыхание, девушка ожидала вердикта. Существо явно раздумывало, что делать с жителём планеты. И когда гуманоидное создание решило действовать, девушке не понравилось его решение.

Существо ударило Алексу в челюсть так, что она отлетела на полтора метра. По ощущениям девушки, она отлетело метров на пять. Вуд конечно не эксперт в ударах в челюсть инопланетных существ, но что-то ей подсказывало, что он ещё пощадил свою жертву, ударил не со всей силой. А быть может это просто паранойя, говоря о том, что одним хорошим ударом, существа могут череп проломить. Но скорее всего, нет, это не паранойя. Инопланетные существа, уже продемонстрировали свою физическую  мощь.

Ошарашенная и напуганная, девушка сжалась, но всё же заставила себя приподняться, и опереться на локти, что бы проследить за происходящем. Странное чувство заставляло её сейчас действовать. Настолько странное, что невозможно определить, что это за чувство. Она просто не могла пропустить свою собственную смерть. Возможно, она боялась её пропустить. Не исключено, что именно адреналин толкал на подобное безумство. А может, это любопытство требовало, что бы она увидела, от чего именно она отправиться на «Тот свет»? Нет, точного ответа, на этот вопрос. Любопытство, страх, или же адреналин? Быть может, это было слияние трёх чувств воедино. На этот вопрос нет ответа, так же как и на вопрос, что именно творилось у девушки в голове. О чём она думала, или думала ли она вообще о чём-то. Единственное, в чём можно не сомневаться, так это в том, что она чертовски напугана. Дьявол, да ей даже казалось, что она даже ощущает собственное сердцебиение. Казалось, что ещё немного сердце разгонится, и оно просто вылетит из груди. Бесславная смерть от сердечного приступа, а не от оружия врага. Ненасильственная смерть, которую нельзя назвать спокойной.

Казалось, что мгновение длилось вечность. Страх нарастал в геометрической прогресси. И какое же было разочарование, когда после мучительного ожидания, ничего не произошло. НИ-ЧЕ-ГО! Убийца просто развернулся на 180° и пошел по своим делам. Вот так просто, сделал вид, словно не преследовал её, словно не хватался за копьё, словно её никогда в жизни не встречал. В голове было столько мыслей, что проводник просто не знала, что думать и как действовать. Обычно в экстренных ситуациях, людей призывают следовать инструкциям. Потому, что именно в экстренных ситуациях, сложно сориентироваться. Инструкции для чрезвычайных ситуаций всегда предельно проста. Она пошагово объясняет, что делать и куда направляться. Кажется, для подобной ситуации инструкции нет. Так же, как  и нет такой книги «Пособие для чайников, что делать, если вас бортанул инопланетянин», школе тоже такому не учили.

Девушка была настолько сбита с толку, что нормально дыхание не могла перевести. Единственное, на что хватило Алексе, это вытянуть руки вперёд, сама не понимая, для чего она это сделала. Потеряв точки опоры, девушка завалилась на спину. Взгляд "упал" на потолок проклятого помещения, где встретили  многие свой трагический конец. Тёмные мысли, вызванные знанием о том, что для многих людей это место стало погребальным, не заставили долго ждать. Зато в голове появилась определённость. Не было сил сражаться, и уже казалось не зачем. Сила воли покинула её, так же быстро, как погибли её товарищи. Без оружия, у неё нет не единого шанса выбраться из чудовищной ловушки. Нет не единой надежды, вновь увидеть голубое небо. Мечты и желания, остались в какой-то момент позади. Из коридора доносились, какие-то таинственные звуки. Сейчас они не казались такими пугающими как прежде, скорее умиротворенным. Лекс могла их сравнить с колоколами. Нет, не потому, что они звучали, как колокола. Просто звон колоколов она бы хотела бы сейчас услышать в память о себе, о своей жизни. Вряд ли когда найдут её тело, её похоронят. Это значит, что на её похоронах не будут звучать погребальным звоном колокола.

— Скоро "тени сомкнуться" и настанет конец. — Не было не боли. Всё внимание забрала скорбь. Хотелось оставить хотя бы записочку тем, кто, может быть, найдёт её тело, точнее то, что от него останется. Но вряд ли она сейчас подберёт те слова, которые пройдут сквозь века. Можно было написать фрагмент своей жизни, но кому она будет интересна, а расписать весь ужас, что тут происходил, казалось невозможным.

Вуд смотрела в потолок, но не всматривалась. Ничего вокруг её более не интересовало, она была поглощена раздумьями о том, что бы сказала потомкам. История бы началась с того, как её уговорили стать проводником. Девушка была не уверенна, стоило ли каждого, кто участвовал в экспедиции расписывать. Наверно, это было бы слишком долго для человека, у которого особо нет времени. Но с другой стороны, это было бы не справедливо по отношению к ним. Поэтому Лекс решила "изменить план". Она решила, что лучше поведать о гуманоидных чудовищ, их историю и культуру, которую поведал ей Себастьян, расшифровав письмена. Но складывая историю, которую она хотела поведать, каждое слово отдавалась ненавистью и злобой к этим существам. Хотя девушка хотела изначально расписать их с нейтральной стороны. Так сказать, не хотела навязывать своё отношение к этим чудищам, но она не могла иначе. Ненависть и злость воспылали в сознании Вуд. А всё благодаря словам "заманили", "убили", "оставили умирать".

— ОН ЧТО?? ПОСЧИТАЛ, ЧТО Я НЕ ДОСТОЙНА, УМЕРЕТЬ ОТ ЕГО РУКИ? — Ярость вскипела в сознании. — Оставил меня тут, безоружную среди чудовищ. Нет у них никакого кодекса чести. Даже у самых гнусных людей он бывал. Я знаю истории, когда бросали людей в безнадёжных ситуациях и даже тогда предоставляли им выбор. Кинжал, или яд. Долгая и мучительная смерть от обезвоживания, или пуля в голову. Почему же мне такого выбора не предоставил? Дал бы мне хоть пистолет с одним зарядом и предоставил бы мне выбор: покончить со всем сразу, или дожидаться смерти от тварей. — Вспоминая про подобные случаи, Вуд не могла не вспомнить фильм "Пираты Карибского моря", где капитана Джека Воробья высадили на необитаемом острове, выдав ему пистолет с одним зарядом. К слову, это милосердие Барбосса проявлял дважды. Конечно, всё понятно, выдумка... Но не уж-то она не достойна хотя бы один раз, рассчитывать на подобное милосердие?

☆☆☆

Лекс не особо понимала, что произошло. Просто в какой-то момент она разозлилась. Даже взбесилась, из-за отношения гуманоидных инопланетян к ним - к людям. Ведь вправду. Какого хрена. Они тут гости, а ведут себя как хозяева. КОНЕЧНО! НЕ СТЕСНЯЙТЕСЬ! РАЗВОДИТЕ ТУТ ИНОПЛАНЕТНЫХ ТВАЕЙ СКОЛЬ УГОДНО! УДИВАЙТЕ ЛЮДЕЙ, КАК ДОМАШНИЙ СКОТ. Может у людей и был какой-то договор с их расой, но это было, чёрт возьми слишком давно. Люди ничего не знают про этих тварей. Давно ничего не знают, и раз уже эта "религия" давно затеряна во времени, то значит сия раса плохо следила за тем, что бы их не забыли. А значит, их вклад если и был большой в развитие человечества, то за многие столетия их заслуга "размазалась" и затерялась. Люди бы и сами обучились инженерному делу. Возможно, ушло бы больше времени, но они бы справились. К тому же, нельзя забывать, что далеко не у каждой стране были пирамиды, или руины напоминающие их. То есть они прилетели на чужую территорию, и ничего не дали людям - как хозяевам планеты, в дань за эксплуатацию Земли. Кроме конечно кошмаров и смерти, не говоря уже о том, что они готовы уничтожить, целую нацию из-за того, что их войны оказались слабаками. Вот уж перспектива.

Ярость сменялась страхом, а в голове девушка прокрутила всё, что с ней за это время произошло:

Алекса лежала на полу, думая о том, что бы хотела бы донести до тех, кто, быть может, её бы нашел, если конечно воин яутов не облажается. Вдруг она задумалась о неслыханной наглости гостей планеты. Она злобно отвела взгляд в сторону, и увидела маленький камушек. Или точнее говоря, осколок от какой-то из плит. Как бы там не было, Вуд в порывах гнева схватила этот осколок и швырнула в уходящего яута. И кстати, да, она попала по его шлему. Конечно, вред она не могла нанести пришельцу. Осколок слишком маленький, и хоть девушка вложила всю ненависть в бросок, удар не почувствуется. Но конечно подобные действия привлекут внимание этого разумного монстра. И теперь девушку переполнял страх. Забавно. Некоторое время назад, она не боялась смерти, она её приняла... но сейчас. Сейчас она боялась за свою жизнь. Она боялась последствий, которые непременно последуют, после того, как пришелец повернётся к ней лицом. Страх был настолько велик, что ей хотелось развернуться т бежать в обратном направлении. Однако, увы, но там тупик, не говоря уже о том, что копьё летит куда быстрее, чем она бежит. Всё-таки, не так давно, в Себастьяна чуть не прилетел диск с острыми лезвиями на концах, что говорит о точности броска. Себу чудом тогда удалось избежать смерти. Однако, ненадолго.

Сейчас в голове Лексы едва "крутились шестерёнки". У неё пошла даже дезориентация во времени. Честно говоря, ей казалось, что она примерно где-то вечность провалялась на полу. Но если разбираться, то пришелец не так далеко ушел от неё за эту "вечность". Не говоря уже о том, что плиты до сих пор не двигались, значит не прошло очередных 10 минут с того момента, как пирамида начала перестраиваться в последний раз. Рептилии тоже не сбежались. Неужели прошло не так много времени, на самом деле.

— А ну, стоять, ублюдок! — Заорала девушка. Как сказал великий царь и полководец Александр Македонский: "Лучшая зашита - это нападение". Алекса решила именно так и действовать. Не мямлить, а высказать всё, что она думает о яутах и об их дьявольской охоте на Земле. Что терять? Было только ясно одно, её суждено сгинуть здесь, пусть не сейчас, но очень скоро. Ведь шанс на выживание до невозможного смешны, ибо колышется где-то в районе минус бесконечности. Оружия у неё нет, и врят ли появиться. Тут нет материалов, из которых модно было бы создать хоть какое-то подобие оружия. Есть вариант отыскать его. Однако носиться по коридорам в поисках оружия, не самая обнадёживающая идея.

Лекса старалась быть храброй.  Старалась убедить саму себя, что бы не произошло, она не отведёт взгляд, не отступиться. Вуд сделала глубокий вздох, что бы хотя бы немного собраться с мыслями. Собрать все слова воедино, и  высказать все свои претензии к инопланетному гостю. Желательно высказать это без лишних оскорблений. Ну, насколько это конечно возможно. Девушка была тверда в своих намереньях, однако "почва" немного пошатнулась, когда гуманоидная тварь зарычала в ответ на агрессию со стороны Алексы.

— ТЫ — Девушка жестом показала на собеседника. Не то, что бы Вуд изначально хотела вновь возобновить общение с помощью жестов, это было скорее на подсознательном уровне. Она хотела высказать все, что думает о яуте, и ей было всё равно, что "терминатор" из другой планеты её не понимает. Жестикулировать Лекс начала, только из-за избытка эмоций, что накатили на неё, за это время. — МЕНЯ — Проводница жестом показала на себя. — БРОСАЕШЬ — Слово "бросаешь", она показала, словно толкнула кого-то. Хотя наверно было бы наиболее эффективно изобразить "бросок". — ЗДЕСЬ — Девушка показала место позади себя.

Вуд скрестила руки. Она была настолько возмущена и воинственно настроена, на данный момент, что была готова сама зарычать на война. Терять ей было не чего, кроме собственной красоты перед самой смертью. Но согласитесь, не самая большая потеря, когда всё упирается в смерть.

— Почему бы не выразить дань уважения... — Продолжила девушка свою мысль, постепенно понижая тон. Орать на всё помещение было не самая лучшая идея, но эмоциям как-то было всё равно. — к хозяевам планеты, на которую вы прибыли? — Лекса сделала глубокий вдох и выдох, в горле всё пересохло. — Вы эксплуатировали нашу планету без нашего на то разрешения, а что мы получили взамен? Смерть? Кошмары? — Голос наконец-то стал более-менее нормальным и спокойным. —Вы заманили нас, ничего не подозревающую экспедицию исследователей, что бы ввязать в ненужную для нас войну. Я принесла тебе оружие, а ты меня оставляешь тут безоружную, даже не оставляя шанса на быструю и безболезненную смерть? Это ваши правила, это ваш кодекс чести? Я пришла к тебе с миром, а ты меня ударил в ответ. У вас есть хоть что-то святое? То, что вы чтите?

+1


Вы здесь » IMPETUS crossover » Time Lapse » is she with you?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC